ЗАВЫВАЕТ ВЕТЕР ГРОМКО

Завывает ветер громко,
По земле бежит позёмка
И высокие на небе облака.

Солнце зимнее сияет,
Да морозец так кусает,
Что горит, как яблоко, щека.

Как бы солнце ни сияло,
Всё его зимой нам мало.
Но, знаешь, у Филиппова поста

Столько радостей в запасе,
Столько праздников прекрасных!
Их венчает Рождество Христа.

ВСЁ ЗНАЧИМО В ПРЕДЕЛАХ БЫТИЯ

Всё значимо в пределах бытия,
Всё смысл имеет на Земле у Бога.
И океан, и травка у порога,
Жизнь человека, зверя, муравья.

Лишь смысл Любви не станем объяснять,
Поскольку он превыше всех понятий:
Влюблённости и дружеских объятий.
Любовь нам дарит Божья благодать.

Когда падут народы перед злом,
Хранящие Любовь да уцелеют.
Любовь навек с Творцом завет имеет.
Любовь и Вера – путь в наш Отчий дом.

От душ она соблазны отражает.
Любовь нам дарит чистые сердца,
Что бы узреть в конце пути Творца.
Одна она жизнь смыслом наполняет.

РАЗБУДИЛА МЕНЯ ТИШИНА

Разбудила меня тишина.
Свет рождался в дали на востоке.
Запах хвои в воздушном потоке.
Слава Богу на все времена!

Здравствуй, матушка наша Земля.
Сколь люблю тебя, столько не знаю.
Каждый день ты все та ж, да иная.
Как и люди, леса и поля.

В этой жизни что можно успеть?!
Жадно прошлое день поглощает.
Жив, кто любит, кто терпит, прощает.
Суета обрекает сгореть.

Мы сюда научиться пришли
В каждом образ Создателя видеть.
Уклониться от зла, не обидеть,
Чтобы дни наши мирно текли.

В МОЛИТВЕ СНОВА ВМЕСТЕ МЫ

Лежат январские снега,
Трещат Крещенские морозы,
А мы несем к твоим ногам
Любимые тобою розы.

Целуем хладное чело
И жгучие глотаем слезы.
Сковало горе нас, свело,
Тела согнуло в скорбных позах.

И только ты одна светла,
И только ты одна спокойна.
Душа твоя от нас ушла
И телу твоему не больно.

Душа твоя теперь в пути
Домой, к Небесному Чертогу.
И трудных сорок дней идти
Тебе, чтобы предстать пред Богом.

И лягут в чашу добрых дел
Твои молитвы и смиренье.
Ведь Бог давно на них призрел.
И, может, даст Он дерзновенье

Тебе молиться перед Ним
О детях, внуках и о нас,
О тех, кто был тобой любим,
О тех, кто рядом в этот час.

Прошу: ты из страны иной,
А я с земли, из нашей тьмы,
Давай помолимся с тобой.
В молитве снова вместе мы.

ВТОРОЕ АВГУСТА. ИЛЬИН ДЕНЬ. ДЕНЬ ВДВ.

Расцвело по над Волгою лето,
До чего ж хорошо у реки!
Солнце жарит сегодня с рассвета,
Плёс испёкся, прогрелись пески.

Поутру весь народ православный
День пророка Ильи отмечал.
Крестным ходом шёл в честь достославного,
А потом, кто как мог, отдыхал.

Штиль на Волге. Вода — без движенья.
Небо в воду глядит, как в стекло,
Будто нет здесь в помине теченья.
Волга, Скнятино! В общем — село.

На турбазе нам лодочку дали.
Трое в лодке: мы с другом и пёс.
Не успели мы толком отчалить,
Ветер песню лихую принёс.

В след за песней эскадра моторок
К нам несётся на всех парусах.
На борту, без сомненья и спора –
Голубые береты в трусах.

Пролетели, как птицы. Всё стихло.
Мы — за вёсла. Гребём не спеша.
Вдруг несутся назад. Да так лихо,
Что чуть не отлетела душа.

Нашу лодочку так замотало!
Мы уж думали — перевернёт.
Не хватало нам только аврала.
Кончен праздник, на берег, вперёд!

И когда в третий раз прогремело
Перед нами « Ура, ВДВ!»,
Наша лодка надёжно засела
В омуточке в прибрежной траве.

В гневе праведном пёс наш из лодки
В воду бросился нас защищать.
Плыл и лаял, чудак, во всю глотку.
Мы пустились его догонять.

Он плывёт по реке как торпеда.
«Догоню! Ну, держись, ВДВ!».
Мы за псом, и украли победу,
Затащив его в лодку к себе.

Кое-как удалось нам причалить.
Огляделись. Весь праздный народ
С берегов наблюдает печально
И конца представления ждёт.

А потом по ТВ показали
Праздник воинский в парках Москвы.
Впредь желаем, чтобы отдыхали,
Так, как служите Родине вы!

КОГДА ПАДУТ СНЕГА НА ЗЕМЛЮ

Когда падут снега на землю,
Им в след наступят холода,
И тишина весь мир объемлет,
Да будем вместе мы тогда.

Да, будем вместе. И, как ныне,
Сердца от гнева сбережём.
Пока мы рядом, не покинет
Свет и тепло земной наш дом.

Ещё вчера в пути мы были.
Домой спешили отдохнуть
От шума и дорожной пыли.
Душой к родной душе прильнуть.

И вот зима. Так мало солнца.
Но звёзды ярче в темноте.
Сейчас позёмка за оконцем
Для нас исполнит фуэте.

От окон холодом повеет,
Но нам морозы не страшны:
Моя душа твою согреет
До пробуждения весны.

КОВЫЛИ

Ковыли, ковыли вдоль дороги,
Строй серебряных галунов.
Ветер южный их бережно трогает,
И колышет, и гладит. И вновь

Я кажусь себе чадом беспечным.
Вот сейчас я с дороги сверну,
Побегу по тропинке над речкой,
Упаду в разнотравье, усну.

А в траве комары да букашки.
Не дадут отдохнуть. Подо мной
Мягкий клевер, иль попросту кашка,
Расстелил свой ковёр в летний зной.

Под обрывом студёная речка,
Еле слышно струится вода.
И зовёт ретивое сердечко
Хоть на миг возвратится туда.

Босиком вдоль песчаного брода
Вслед за стайкой идти пескарей.
И не надо мне южной природы,
Жарких стран и далёких морей.

Досягаемы жаркие страны
И заморские города.
Можно плыть по морям-океанам,
Но нельзя возвратиться туда,

Где мы жили без горя и бедствий,
Постигая себя, Божий свет.
Дело в том, что и города детства,
И страны, где мы жили уж нет.

ВОДЫ ВЕСЕННИЕ

Ах, весеннее солнце горячее
Растопило по всюду снега!
И под небом просторным, прозрачным
Звон воды – зов к морским берегам.

Ах, вы воды мои весенние!
Вновь спешу я на вас взглянуть:
Тут – с отчаяньем, там – с весельем –
Всюду мне преграждаете путь.

Нынче холод кончается крахом,
И ручьи с нарастающей силой
Воды юные дарят с размаху
Мощным рекам, осевшим могилам…

Этот с шумом вольется в море.
Тот – со стоном в болото лицом.
А вот этот спокоен, упорен.
Он в лесное спешит озерцо.

2002 г.

ЗАСУХА

Разогретые утренним зноем
Чуть прозрачные сосен стволы.
Пахнет воздух цветами и хвоей
И янтарны слезинки смолы.

Ни травинка не шелохнется.
Поле молит: «Дождя, дождя!»
И народ его ждет – не дождется.
Все с надеждою в небо глядят.

Там – ни тучки в бездонной сини.
Так потрескалась за день земля!
В огород носим воду, гнем спины,
Поливаем, жарищу хуля.

Ну зачем же пенять на погоду!?
Дед сказал мне о прошлом житье:
«Мы, бывалоча, шли крестным ходом,
Да молились пророку Илье.

Не успеем по избам укрыться
Как по спинам нам дождь полоснет.
Вот уж вволю раздолью напиться!
Всю-то ноченьку льет напролет!»

2001 г.

ПТИЦА БЕЛАЯ

Птица белая — метель
Кружит за окном.
В белых хлопьях неги хмель.
Я борюсь со сном.

Так и тянет на минутку,
Не раскрыв кровать,
Лечь, укрывшись легкой шубкой,
Спать…

Оказаться в невесомом
И беззвучном сне,
Где всё мило и знакомо,
Всё желанно мне,

Нет страстей, врагов, тревоги.
Лишь тепло и свет.
Но покуда мне дороги
В это царство нет.

Не дают уснуть заботы.
Уж метель прошла.
Всё равно полно работы.
Зря не поспала.

ДРУГ МОЙ

Друг мой, разве можно надышаться
Ароматом лилий или роз?
Или досыта налюбоваться
Трепетом осинок да берёз?

Вряд ли надоест разноголосье
Птичье по над лесом в летний зной.
Иль пшеницы спелые колосья,
Или запах крыночки парной.

ВСЁ ДАЛЬШЕ ВДОЛЬ ПО ЯРОСЛАВКЕ

Всё дальше, дальше вдоль по Ярославке.
Кругом простор, леса, луга, поля.
Холмы, овраги, пустыри, канавки.
Ну что ж так мало вспахана земля?

Мелькает за окошком Подмосковье,
Как изменила жизнь его лицо!
Деревни вновь отстроены с любовью.
Едва ли встретишь ветхое крыльцо.

Свернув с шоссе, трясёмся мы не скоро
Просёлком. Дальше видим с двух сторон
Сплошные двухметровые заборы.
Ни дать, ни взять — попали в Гранд Каньон.

Ни где не слышно ни шагов, ни речи.
И вдоль заборов – ни одной души.
Лишь где-то вдалеке строчит картечью
Отбойный молоток лихой в тиши.

Другая в нашем городе картина:
Давно он тяжко болен суетой,
И изобилье на его витринах
Бессовестно граничит с нищетой.

С утра спешат красотки на работу,
На них предапорте от кутюрье.
А рядом ищет в мусорке чего-то
Голодный бомж в лохмотьях и тряпье.

По лужам медленно в больших галошах
Старик худой шагает не спеша.
Идёт в плаще свободном и заношенном,
Зонтом листву сухую вороша.

И боль сжимает сердце постоянная.
И ретивое мается моё:
Страдаем мы за время окаянное,
За грешное безбожное житьё.

Жизнь на контрастах временно построена.
И с плеч Россия девяностые стряхнёт.
Она воспрянет, так она устроена.
Упали — встанем и пойдём вперёд.

МЫ ПСА НАШЛИ У ПОДВОРОТНИ

Мы пса нашли у подворотни.
Он грязным и голодным был.
Осенний день стоял холодный
И пёс скулил.

Домой пришли и накормили.
Пёс долго и спокойно спал.
А мы тихонько говорили.
Пошли работать, дверь закрыли,
И он нас ждал.

Когда вернулись, он встречал нас,
У ног крутился, звал гулять.
Тянул на улицу отчаянно,
Не в силах ждать.

Мы гордо шли за ним по скверу.
Он рядом шёл, не убегал.
Вдруг голос радостный и нервный
Его позвал.

Как он бежал!!! Летел, как ветер.
Мелькали лапы на бегу!
Хозяин бросился на встречу…
От слёз сдержаться не могу.

Теперь мы коротко знакомы.
Вернулись мы одни домой.
И было пусто в нашем доме.
Как жаль, что этот пёс – не мой!

Мне грустно было каждый вечер.
Ну, не забуду пса никак.
«Пойдём ка!» – ты сказал. «На свете
Так много брошенных собак ».

ТАКОГО НЕ БЫЛО ПОКА

Такого не было пока
В истории моей:
Четыре маленьких зверька
Уселись у дверей

И громко сетуют на жизнь
Бездомную свою,
На голод, холод и что жить
Не взяли в ту семью,

Где киски до ненастных дней,
С ребятами играли.
Они доверчиво своей
Давно семью считали.

Но места там им не нашлось,
Когда настала осень.
Всё так прекрасно началось.
Кто ж знал, что всех их бросят?!

Прогнать гостей мы не смогли.
Помыли, приласкали.
Им не хотелось и шалить,
Они всю ночь пищали.

Три дня четыре сорванца
Наесться не могли,
Всего боялись, а теперь
Их страхи улеглись.

Успешно одолели мы
Возможных подселенцев.
Четыре мордочки смешных.
Прекрасны все младенцы!

Их полюбил мой рыжий кот.
Да как их не любить?
Но мне не двадцать пятый год.
Как с пятерыми жить?!

Не по здоровью и годам
Мне кошкин детский сад.
Их в руки добрые отдам
Тому, кто будет рад

Принять пушистого зверька,
Который вас полюбит,
И будет верен вам пока
Жить рядом с вами будет.